АЛТАЙСКИЙ ЯЗЫК ВИКИПЕДИЯ

Алта́йский / Южно-алтайский язы́к (алт. ) — один из горно-алтайских языков, родной, общенациональный и литературный язык алтайцев. Государственный язык Республики Алтай. До 1948 года назывался Ойротским.

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 22 марта 2021 года; проверки требуют 18 правок.

Го́рно-алта́йские (центрально-восточные) языки́ — группа родственных тюркских языков, традиционно именуемых «алтайским языком». Общая численность говорящих согласно переписи 2002 года — 65 534 человек.

Алфавит современного алтайского языка. Эмдиги алтай тилдиҥ таҥмалыгы.

Алтайский язык –

ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ?

најы + лар + ым

најы – друг – употребляется в ед. числе

најы + лар – друзья – показывает мн. число

најы + лар + ым – мои друзья – показывает (мн. число и) личное окончание 1-го лица. Здесь личное окончание =ым заменяет местоимение мои.

В зависимости от долготы и кратности гласных звуков различаются значение слова.  Например: кан – каан (кровь – хан, господин, повелитель).

нӧкӧр – друг

јак-шы – 1) хороший; 2) здравствуй

јак-шы-лар – здравствуйте (уважительно к старшему или к нескольким людям)

НА ЧТО НЕОБХОДИМО ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ?

В середине слова произносится звонко, как «дь»: најы – друг, товарищ.


АЛТАЙСКИЙ ЯЗЫК ВИКИПЕДИЯ

АЛТАЙСКИЙ ЯЗЫК ВИКИПЕДИЯ

АЛТАЙСКИЙ ЯЗЫК ВИКИПЕДИЯ

— один из древнейших тюркских языков, корни которого уходят в древнетюркскую эпоху (VI-IX вв. н.э.)

Алтайский язык имеет генетические связи с древнеогузским, древнеуйгурским и древнекиргизским языками. Ученые объединяют эти древние языки в единый древнетюркский язык, так как они имели между собой небольшие диалектные различия. Черты сходства современного алтайского языка с древними тюркскими языками проявляются в грамматическом строе и лексике. В алтайском языке сохранились многие черты, свойственные общетюркской этнокультурной общности, а именно лексика, связанная с окружающим миром (названия частей тела человека, термины животноводства, названия продуктов, жилища, одежды и др.).

Современный алтайский лите­ратурный язык базируется на юж­ном диалекте, на котором гово­рит большинство алтайцев. К се­верным относятся диалекты туба, челканцев и кумандинцев. Если язык южных алтайцев, сохраняя древнюю киргизскую основу, подвергся позже кыпчакскому влиянию, то в северных диалек­тах сохранилось больше черт древнетюркских языков.

Алтайский язык по своим классификационным признакам относится к киргизо-кыпчакской группе, северные диалекты к ха­касской подгруппе уйгуро-огузской группы восточной ветви тюркских языков. В языке тубинцев, кумандинцев и челканцев прослеживаются исторические связи и с древними самодийскими и кетоязычными племенами, под­вергшимися тюркизации в древ­нетюркскую эпоху. Таким обра­зом, северо-алтайские этничес­кие образования сформирова­лись в результате ассимиляции древними тюрками предшествую­щего нетюркского населения уг­ро-самодийского типа.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ АЛТАЙСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ


АЛТАЙСКИЙ ЯЗЫК ВИКИПЕДИЯ

Алтайская письменная культу­ра также восходит к древнетюрк­скому периоду, когда на обшир­ных территориях Южной Сибири бытовало руническое письмо.  В эпических сказа­ниях алтайского народа часто упоминается о письменах на кам­нях — таш бичик, о разных видах письма ойгор бичик — уйгурское письмо, Судур бичик, от санс­критского сутра имеет значение в эпосе как священная книга-предсказание.

Руническая письменная культура, широко распространенная в раннем сред­невековье, отложила свой неиз­гладимый отпечаток на алтайскую словесность.

Многие современные тюркские народы этого региона имеют об­щую историю и глубокие пись­менные традиции. За последние десятилетия Горный Алтай в этом ряду выдвинулся как один из са­мых перспективных районов для изучения все новых памятников древней рунической письменности алтайских тюрков.

Буддийский трак­тат «Сутра золотого блеска» была переведена древними тюрками Центральной Азии еще в IX веке и известна как «Алтун-Йарук».

Все эти данные говорят о широкой грамотности населения и сущест­вования богатой письменной культуры, которая была прервана нашествием войск Чингисхана. Находясь в непосредственной близости к монгольским племе­нам и испытывая длительное по­литическое господство западных монголов-ойратов, алтайский язык подвергся влиянию монгольского языка.

В бытовой лексике немало слов, заимствованных из монгольского. Например, такие слова как некей тон — шуба из овчины, чамча — рубашка, бозого — порог, кайру— точило, кайырчак — ящик, ларец.

В XVIII веке алтайские племе­на, входившие в состав Джунгар­ского ханства, использовали ал­фавит, созданный ойратским ученым и просветителем ламой Зая-Пандита на базе монгольско­го алфавита, который в свою очередь являлся модификацией уйгурского алфавита. За новой системой письма закрепилось на­звание тодо бичик — ясное пись­мо.

У алтайцев это письмо изве­стно как юзюк бичик. Долгое время этот факт замалчивали и считали, что алтайцы до создания миссионерами алтайского алфа­вита на базе кириллицы были на­родом бесписьменным. Алтай­ские зайсаны, хорошо владевшие ойратским языком, активно ис­пользовали его в дипломатичес­ких переписках не только с ойратскими князьями, но и с русс­кими властями. Вплоть до XIX ве­ка еще встречались алтайцы, умевшие писать на этом алфави­те. В архиве Института алтаистики им. С.С. Суразакова сохранились знаки алфавита и записи не­которых слов.

Алтайский язык имел соб­ственный путь развития, отлич­ный от большинства тюркских языков, так как его почти не кос­нулись влияния арабского и иран­ских языков. Небольшое количес­тво заимствований из них про­никли через среднеазиатские языки, главным образом через ка­захский. К таким заимствованиям, например, относятся слова из арабского языка самый — мыло, саат — часы, из персидского — баа — цена, кудай — бог, божес­тво и др.

В ХIХ веке после вхождения алтайцев в состав России начина­ется воздействие на язык алтай­цев русского языка. С изменени­ем экономики и развитием куль­туры появилось большое количес­тво новых понятий. При этом ранние русские лексические за­имствования были соответствую­щим образом приспособлены к алтайской фонетике. В результа­те лексика алтайского языка по­полнилась новыми терминами и словами социально-экономичес­кого характера, производствен­ной терминологией, бытовыми словами, новыми собственными именами людей и т. д. В бытовой лексике из ранних заимствований можно выделить такие слова из русского языка, как печке — печка, потпойло — подполье, карамыс — коромысло, сопок — сапоги.

АЛТАЙСКИЙ ЯЗЫК И СОВРЕМЕННОСТЬ

Алтайский язык является важ­нейшим компонентом духовной культуры алтайцев. Вершиной словесного искусства для алтай­ского народа является героичес­кий эпос.

Современный алтайский язык, являясь государственным языком Республики Алтай, на современ­ном этапе своего развития функ­ционирует во многих сферах об­щественнополитической, эконо­мической и культурной жизни. Нормы алтайского литературно­го языка через школьное образо­вание, печать, радио, телевидение внедрились во все слои населе­ния, существенно повлияв на его диалекты.

На иностранных языках

  • Haguenauer, Charles : Nouvelles recherches comparées sur le japonais et les langues altaïques , Paris : l’Asiathèque, 1987
  • Miller R. A. Japanese and the other Altaic languages. — Chicago, 1971.
  • Ramstedt G. J. Einführung in die altaische Sprachwissenschaft, Lautlehre. Helsinki, 1957.
  • Starostin S. A., Dybo A. V., Mudrak O. A. The etymological dictionary of Altaic languages. Leiden, Brill, 2003.

Отмечены случаи использования по отношению к алтайскому языку в научной литературе терминов, отличных от общепринятого.

При этом прежнее (до 1948 года) название «ойротский язык» используется в основном в публикациях, посвящённых истории алтайского языка.

Алтайский язык

Алтайский алфавит основан на русской графике и состоит из 37 букв.

Алтайский алфавит отличается всего 4 буквами, обозначающими характерные звуки алтайского языка:

Алтайский язык относится к языкам с агглютинативным строем – это значит, все аффиксы примыкают к основе слова как вагончики за паровозом, например:

В алтайском языке отсутствует категория рода – это значит, что вы не сможете запутаться в окончаниях слов как в русском языке.

Ударение в алтайском языке считается подвижным, но в большинстве слов падает на последний слог: бала́ – ребёнок, кижи́ – человек.

Гласные звуки делятся на:

краткие и долгие

мягкие и твёрдые

Закон сингармонизма или гармонии гласных. Закон говорит что, если в первом слоге слова твердый гласный звук, то во всех последующих слогах будут стоять только твердые гласные. Если в первом слоге мягкий гласный звук, то во всех последующих слогах – только мягкие гласные. Например:

На произношение некоторых звуков в слове.

По наиболее распространённой точке зрения, алтайская семья включает тюркские языки, монгольские языки, тунгусо-маньчжурские языки; в максимальном варианте — также корейский язык и японо-рюкюские языки (родство с двумя последними группами наиболее спорно).

Сторонники алтайской гипотезы предполагают, что до III тыс. до н. э. японо-корейцы и тунгусо-маньчжуры составляли единство, расколотое созданием глазковской культуры и королевства Кочосон. Раскол японо-корейцев произошел лишь в IV веке до н. э., когда часть из них переселилась в Японию и ассимилировав местных айнов, создала протояпонскую культуру Яёй.

Подробная карта алтайских языков

Отсутствие признания генетического статуса алтайского объединения алтаисты объясняют тем, что дальнейший распад ветвей происходил гораздо позднее:

Среди других языков, предлагающихся к включению:

Сближающийся с южноалтайскими идиом обнаруживается также в Китае в районе озера Канас (Китайский Алтай), носители которого максимально близки теленгитам.

Ввиду того, что кумандинцы и телеуты в ходе переписей населения 2002 и 2010 года стали учитываться в качестве отдельных от алтайцев народов, проблема типологии их языков как языков или диалектов северо- и южноалтайского склоняется в пользу языкового статуса.

Эти языки отличаются достаточно последовательной губной гармонией гласных, имея полный набор вариантов аффиксов с широкими гласными — не только с «а» или «е», но также и с «о» или «ö»; напр., аффиксы мн. ч.: -лар/-лер/-лор/-лöр (в особенности это справедливо в отношении южноалтайского), но в разговорной речи и в диалектах это нарушается. Северноалтайский сохраняет конечное «г»; ср. сев.-алт. «таг» — юж.-алт. «туу» ‘гора’. Для всех алтайских диалектов характерны вторичные долгие гласные и глухость начальных согласных, кроме б- и д’-/г’-.

История исследования и сторонники

Возникновение научной алтаистики связано с именем Б. Я. Владимирцова, Г. Й. Рамстедта и Н. Н. Поппе. Г. Рамстедт выдвинул гипотезу о родстве не только тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языков, но и корейского, впоследствии отвергнутую большинством учёных. Р. Миллер выдвинул, а С. А. Старостин развил гипотезу о принадлежности к той же семье японского языка, также отвергаемую большинством исследователей.

  • «Лингвистический энциклопедический словарь», Москва, 1990
  • Н. А. Баскаков «Введение в изучение тюркских языков», Москва, 1969
  • Н. А. Баскаков. Очерк истории функционального развития тюркских языков, Ашхабад, 1988
  • О. А. Мудрак «Об уточнении классификации тюркских языков с помощью морфологической лингвостатистики» // «Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Региональные реконструкции.» Москва, 2002
  • Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Пратюркский язык-основа. Картина мира пратюркского этноса по данным языка, 2006
  • А. В. Дыбо. Лингвистические контакты ранних тюрков. Лексический фонд, 2007

Традиционно алтайский и северноалтайский языки считались единым языком, алтайским. Однако согласно современным классификациям тюркских языков они являются разными. Ситуацию усложняет то, что некоторые из южных и северных наречий официально признаны отдельными языками коренных малочисленных народов Сибири (кумандинский, телеутский, тубаларский и челканский).

В составе алтайского языка выделяются 4 наречия, в отдельных случаях рассматриваемые в качестве самостоятельных языков:

Точная численность носителей каждого из наречий неизвестна. По очень приблизительным оценкам, на каждом из трёх последних говорит около 3 тысяч человек. Остальные говорят на собственно алтайском.

Вывеска Сбербанка на русском и алтайском языках

Литературный язык основывается на алтайском диалекте. До революции 1917 года литературный язык основывался на особенностях телеутского диалекта, который и в наши дни функционирует в качестве регионального литературного.

На алтайском языке издаётся республиканская газета «Алтайдыҥ чолмоны», и районные — «Чуйские зори», «Голос времени/Ойдин уни», «Ажуда», «Улаганские новости/Улаганнын солундары».

Традиционно южно- и северно-алтайский языки считались одним языком — алтайским. Однако согласно современным классификациям тюркских языков они являются двумя разными языками. Ситуацию усложняет то, что некоторые из отдельных южных и северных наречий официально признаны отдельными языками малочисленных народов России (кумандинский, телеутский, челканский и тубаларский).

Исторически к горно-алтайским языкам был близок также киргизский язык, однако уже в позднем Средневековье в результате тесных контактов с кыпчакскими языками он утратил многие оригинальные черты и в современном состоянии относится скорее к кыпчакским языкам. Существует также близкородственный киргизскому ферганско-кыпчакский язык. Аналогичное относится к сибирско-татарскому языку, в котором имеются признаки, роднящие не с татарским, а с горно-алтайскими, как южными, так и северными.

Письменность на основе русской кириллицы, с добавлением дополнительных букв Ҥ, Ј, Ӧ, Ӱ, І. Письменность на кириллической основе развивается с 1840-х годов. С 1928 года по 1938 год использовался латинский алфавит, затем снова кириллица.

  • Баскаков Н. А. Алтайский язык. — М., 1958.
  • Баскаков Н. А. Введение в изучение тюркских языков. — М., 1969.
  • Грамматика алтайского языка, составленная членами Алтайской духовной миссии. — Казань, 1869.
  • Дыренкова Н. П. Грамматика ойротского языка. — М.-Л., 1940.
  • Тощакова Т. М. Грамматика ойротского языка. — Новосибирск, 1939.
  • Баскаков Н. А., Тощакова Т. М. Ойротско-русский словарь. С приложением краткого грамматического очерка ойротского языка Н. А. Баскакова. — М., 1947.
  • Вербицкий В. И. Словарь алтайского и аладагского наречий тюркского языка. — Казань, 1884.
  • Коргунбаева Н. И. Алтайско-русский — русско-алтайский словарь. — Горно-Алтайск, 1991.

Грамматическая характеристика праязыка и его развитие

Фонологические системы современных языков, предлагаемых ко включению в алтайскую семью, имеют ряд общих свойств. Консонантизм: ограничения на встречаемость фонем в позиции начала слова, тенденция к ослаблению в начальной позиции, ограничения на сочетаемость фонем, тенденция к открытому слогу. Шумные взрывные противопоставлены обычно по силе-слабости или по звонкости-глухости; глоттализация не встречается. Отсутствуют фонологически релевантные поствелярные (увулярные в тюркских языках — аллофоны велярных при гласных заднего ряда).

Вокализм включал 5 монофтонгов (*i, *e, *u, *o, *a) и 3 дифтонга (*ia, *io, *iu), которые возможно были упередненными монофтонгами: *ä; *ö; *ü. Дифтонги встречаются только в первом слоге. Для праалтайского восстанавливается отсутствие сингармонизма. Для вокализма большинства алтайских языков характерен сингармонизм различных типов; сингармонистические системы реконструируются по крайней мере для пратюркского и прамонгольского языков. В части языков имеются долгие гласные, а также восходящие дифтонги (в тунгусо-маньчжурских, некоторых тюркских языках; для определённого периода развития монгольских языков).

В алтайских языках практически отсутствует фонологически значимое силовое ударение. Для языков японско-корейской ветви характерны системы с музыкальным ударением; реконструируется пракорейско-японская система тонов. В отдельных тюркских языках отмечены тоновые и фонационные просодические различия. Возможное объяснение этого с точки зрения алтайской гипотезы — противопоставление в праязыке гласных по долготе-краткости (по тюркско-тунгусо-маньчжурским соответствиям) и по тону (высокий-низкий, по японо-корейским соответствиям).

В области морфологии для алтайских языков характерна агглютинация суффиксального типа. Имеются и определённые типологические различия: если западные тюркские языки являются классическим примером агглютинативных и почти не имеют фузии, то в монгольской морфологии находим ряд фузионных процессов, а также не только морфонологические, но и морфологические распределения аффиксов, то есть явное движение в направлении флексии. Восточные тюркские языки, попавшие в сферу монгольского влияния, также развивают мощную фузию.

Грамматические категории имени в алтайских языках материковой ветви — число, принадлежность, падеж; в японском и корейском — падеж. Для аффиксов числа характерно большое разнообразие и тенденция к нанизыванию в пределах одной словоформы нескольких показателей множественного числа с последующим склеиванием их в один; многие показатели обнаруживают материальное сходство с суффиксами коллективных имён, от которых, по-видимому, и происходят. Лёгкий переход значения аффикса от деривационного собирательного к грамматической множественности связан с характером употребления множественного числа в алтайских языках: оно выражается лишь в маркированном случае, иногда — только лексически. Для праалтайского восстанавливается большое число аффиксов собирательности с разнообразными оттенками значений.

Аффиксы принадлежности в монгольских и тунгусо-маньчжурских языках восходят к постпозитивным личным местоимениям, а в тюркских образуют особую систему (возможно, также восходящую к личным местоимениям); особый аффикс принадлежности 3-го лица -ni, не сводимый к местоимениям 3-го лица, возводится к праалтайскому состоянию. В тунгусо-маньчжурских языках аффиксы принадлежности 1-го лица множественного числа различают, как и личные местоимения, инклюзивность и эксклюзивность. Во всех трёх материковых семьях форма принадлежности 3-го лица используется для выражения определённости.

Практически для всех алтайских падежных систем характерен именительный падеж с нулевым показателем; форма с нулевым падежным показателем используется также при многих послелогах. Такая форма восстанавливается и для праязыка. Реконструируются также аффиксы винительного, родительного, партитивного, дательного и творительного падежей. Имеется ряд общих показателей с локализационными, направительными и подобными значениями, частично задействованных по языкам в именных парадигмах, частично проявляющихся в наречных образованиях. Эти показатели часто присоединяются друг к другу и к падежным аффиксам «основных» падежей, первоначально для выражения оттенков локализационно-направительных значений; затем тонкие различия стираются и возникают этимологически сложные падежные показатели.

В алтайском глаголе находят две исконно глагольные формы: повелительное наклонение (в форме чистой основы) и желательное наклонение (на -s-). Прочие финитные формы этимологически представляют собой различные отглагольные имена, стоящие в предикатной позиции, или оформленные аффиксами предикативности (обычно выражают лицо и число). Показатели этих отглагольных имён (играющие ныне роль видо-временных и совершаемостных) обнаруживают значительное материальное сходство, однако их первоначальная семантика и употребление сильно затемнены внутрисистемными изменениями. Категория залога в алтайских языках является скорее словообразовательной; при общей структурной близости она сохраняет мало материально тождественных показателей. Для тюркских и тунгусо-маньчжурских языков характерно включение в глагольную парадигму категории отрицания, но показатели её не совпадают. Имеется несколько общих модальных показателей. Личное согласование глагольных форм представлено в языках внутреннего круга; его показатели восходят в конечном счёте к личным местоимениям. В японском и корейском как функциональный аналог личного согласования выступает развитая категория вежливости.

Основные претензии вызывает введённая в алтайское сравнение лексика: утверждается, что все алтайские лексические сопоставления могут быть объяснены разновременными заимствованиями и что общими для алтайских языков оказываются как раз слова, по своему значению относящиеся к «проницаемым» частям лексической системы. Алтаисты также не отрицают наличия тесных контактов между тюрками, монголами и тунгусо-маньчжурами и заимствования слов между языками, однако не считают это серьёзным возражением.

  • Баскаков Н. А. Алтайский язык. М., 1958.
  • Баскаков Н. А. Введение в изучение тюркских языков. — М., 1969.
  • Коргунбаева Н. И. Алтайско-русский — русско-алтайский словарь. Горно-Алтайск, 1991.
Про урокцифры:  КАРТИНКИ НА УРОКИ ТЕХНОЛОГИИ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *