ревизор фанфик ревизор книга из серии фанфликт

Шулепова Татьяна, 16 лет.

МБОУ Луговская СОШ,

Возвращение ревизора (фанфик)

Иван Александрович Хлестаков – молодой человек, с большими, постоянно бегающими,  глазами, худой и сутулый. Говорит громко и отрывисто.  Глупый и нервный, легко подчиняется чужому мнению.

– слуга Хлестакова. Старик низкого роста, с густыми бровями, которые скрывают маленькие глазки. С большой неохотой выполняет поручения Хлестакова и Тряпичкина.

Иван Васильевич Тряпичкин – молодой петербургский писатель-гуляка. Его речи свойственны оскорбительные сравнения. Ко всем обращается:  «Мой милый друг», даже к малознакомым личностям. Часто вздыхает.

Петр Иванович Простодыров – мужчина сорока лет, полный, с бородой. Любитель устраивать вечера по любому поводу. Говорит басом. На протяжении всей пьесы сильно навеселе.

Марья Антоновна Сквозник – Дмухановская  – молодая девушка, дочь бывшего городничего. Романтичная натура, бойкая, вспыльчивая.

Маленькая комнатка в той самой  гостинице, в которой ранее останавливался Хлестаков; кругом стоят чемоданы.

Хлестаков стоит среди чемоданов, осматривая комнату.

А вот этот номер лучше! Что ж я тогда в нем не поселился?!  И пыли нет, и тараканов тоже. (пинает чемодан) Осип! Осип!

(спотыкается о чемодан) Ух, окаянный! Чего изволите?

Через час, сударь. Они  просили, чтобы вы понаряднее были.

Не могу знать, сударь!

Тряпичкин! Подставил, друг! В этот же город! Встречу назначил. На званый обед к своему приятелю позвал!? ( пожимает плечами). Удобно ли?  А что как встречу кого знакомого? Землянику или того хуже Городничего! Чует моё сердце, зря я сюда приехал. Года не прошло! Помнят поди всё. Зря! Зря!   (прохаживается по комнате, задумавшись).

Раздается стук в дверь.

Хлестаков и Тряпичкин.

Я, друг мой, я! (медленно обходит чемоданы и важно садится в кресло) Ты не готов?

Осип сказал, что ты через час будешь?

О Ляпкине – Тяпкине!

Нет, такого не встречал. Что-то здесь не так, друг мой. Город не такой уж грязный, как ты описывал, но пару свиней встретил, и это я не про животных. Ну, и что же ты стоишь? Собирайся!

Я, Иван, не пойду на обед. Боюсь встретить знакомые лица.

Друг мой, ты глупее своих домашних тараканов, еще и невнимателен. Я говорил тебе, что соберутся люди невысокого положения: мои знакомые. Поверь: весело будет. Пригласил нас  Петр Иванович Простодыров , тот который каждую неделю званые обеды да вечера устраивает. Что ни повод – так гулянье! А теперь у него сын женится, вот он и собрал всех, кого сколько-нибудь знал.

Нет, Иван, нет! Уж больно рискованно!

Не глупи! Мы туда да  обратно, а наутро уж из города вон! Никто и не заметит. (зовёт Осипа) Осип! Зато  со здешними барышнями пофлиртуем! (громко кричит) Осип!

Что ты так долго?! Готовь сударю одеяния,  и лошадей вели напоить.  Мы едем к Простодырову!

Длинный коридор, с выцветшим ковром на полу. В конце коридора дверь в залу, из которой раздаются крики, смех и музыка.

Хлестаков и Тряпичкин. Хлестаков в нерешительности останавливается перед дверью залы.

Друг мой, что же ты медлишь?! Слышишь? Гулянье в самом разгаре! (решительно подходит к двери).

Стой! Нужно проверить, нет ли там городничего?!

Да откуда ему там быть? Говорил же, это дружеская встреча.

Неожиданно дверь открывается и на пороге появляется Простодыров.

Хлестаков, Тряпичкин и Простодыров.

Иван Васильевич! Сколько лет, сколько зим?! Я уж думал, что вы не приедете! А это кто? А! Хлестаков!

Здравствуйте, Петр Иванович! А там (боязливо, указывает на дверь) есть городничий?

Городничий?! Что ты! У нас такие не водятся!

А Земляника? Или Ляпкин-Тяпкин?

Что это с ним?

А вот и наша невеста со своими подругами!

В комнату входит  Марья Антоновна.

Те же и Марья Антоновна.

Все смотрят на Хлестакова, он в оцепенении на Марью Антоновну.

Тишину  прерывает громкий выдох Тряпичкина.

Хлестаков мгновение смотри на неё,  а потом убегает.

Марья Антоновна: (вслед) Трус! Вы нам всем жизнь испортили!

Попался! Попался, дурак! Говорил, говорил, что плохая это затея! (громко кричит) Осип!

Никто не приходит.

Осип! Осип! Где ты, чёрт?!

Хлестаков и Осип.

Уже вернулись? Отчего так скоро?

Вели подать лошадей! Бежать поскорее из этого города!

Неужто поймали?! Кто? Городничий?!

Дочь его, Марья Антоновна. Беда! Беда, Осип! Э-эх!  Всех подставил! Городничий теперь дворы подметает! Вместо Ляпкина-Тяпкина – Удальцов!

То-то, говорят, в городе легче жить стало!

: ( в зал) Эх, всем по заслугам, а у нас всё то же!

Молча собрав тарелки со стола, за который уселся Драко Малфой, бармен Том составил из них стопку и отправил вдоль стены к барной стойке. Тихо пробурчав себе под нос что-то вроде «чего это вы к нам зачастили», он развернулся и поплелся вслед за тарелками.

Проглотив недовольство, вызванное приходом неприятного посетителя, Том развернул стопку тарелок влево, и вдруг что-то необычное привлекло его внимание. Глянув на старинный портрет Улика Гампа на стене, он замер от изумления: изображение бывшего Министра магии, провисевшее в «Дырявом котле» уже лет триста, считалось мертвым, и на долгой памяти Тома (а «Котёл», слава Мерлину, уже третий десяток был его пабом) мистер Гамп не проявлял никаких признаков жизни. Потому его портрет и висел в главном зале — посетители не любили, когда хозяева портретов вдруг начинали фальшиво подпевать, ругаться или читать морали о вреде пьянства. Глаза Улика Гампа несколько раз моргнули и вдруг пристально уставились на Тома. Это чуть не стоило ему разбитой посуды — вовремя опомнившись, Том подхватил осевшие тарелки одной рукой и, тихо чертыхаясь, поплёлся к стойке, а когда он минутой позже вернулся к портрету, бывший Министр уже имел потухший взгляд и привычный гордо-припыленный вид.

За столом рядом с Драко Малфоем сидела женщина — стройная, немолодая, в вычурной цветастой мантии с позолотой и в элегантной шляпке с гусиным пером. Том узнал её даже со спины и про себя проворчал: «Здрасьте вам, курица пера».

— Мне чай, — елейным голосом сказала женщина, окидывая цепким взглядом старого бармена. Выразив легким движением бровей неодобрение его потертым башмакам и засаленной рубашке, она вежливо улыбнулась и добавила: — Пожалуйста.

— А мне сливочное, — сухо сказал Драко, — и побыстрей.

Том принёс заказ и удалился; женщина манерно закинула ногу за ногу, оперлась локтями о стол и положила подбородок на сцепленные в замок пальцы. Её шляпка игриво задралась, открывая немолодое, тщательно ухоженное лицо в обрамлении светлых кудряшек.

— Мистер Малфой, сегодня нам будет что обсудить, — радостно заявила она.

— Я в вас не сомневался. Что у вас есть? — вполголоса спросил Драко.

— То, что вам нужно — информация о личной жизни одного из членов Комиссии.

— Мистера Брикса.

— Замечательно! Я вас слушаю.

Женщина тихо рассмеялась, её глаза игриво блеснули за стёклами очков.

— Только после вас. Информация в обмен на информацию.

— О-хо-хо, молодой человек, в этом можете не сомневаться. Мои новости всегда или свежи, или горячи — иначе бы их не печатали столько лет на первых страницах газет.

Драко Малфой скептически поморщился, припоминая последнюю статью мисс Скитер, в которой она подробно описывала помолвку Поттера и рыжей Уизли. Он сомневался. Он очень сомневался, что в той статье правды было больше, чем вымысла, но у него не было другой возможности добыть информацию о личной жизни нужных ему лиц.

— Хорошо, что вас интересует?

— Детали, — загадочно прошептала Рита Скитер, слегка подаваясь вперед. — Самое главное — это детали. Они решают всё.

Она хитро прищурилась.

— Ничего особенного. Расскажите мне о том, что происходит сейчас в Малфой-Мэноре. Что чувствует поверженный сторонник Волдеморта, потерявший влияние и богатство, оказавшись под домашним арестом? Как переживает своё падение? Конечно, я бы не отказалась от интервью с вашим отцом, но это будет трудно устроить. Надеюсь, вы поведаете мне обо всём не хуже него.

Осунувшееся лицо Драко, казалось, вытянулось ещё больше.

Детали их семейного позора — последнее, чем он готов был делиться с этой разносчицей сплетен. Как, как его отцу всегда удавалось сохранять самообладание? Скитер не сделала ничего особенного, а Драко уже не терпелось сказать ей какую-нибудь мерзость — о том, как ужасно смотрятся её намалеванные брови, как бездарны её статейки об Уизли, Поттере и прочих «победителях нового мира», как мелочно выглядит полоскание чужого белья на страницах газет. Но школа отца не прошла даром. Выдавив вежливую улыбку, Драко тоже подался вперед и тихо произнес:

— Мисс Скитер, давайте я поделюсь с вами чем-нибудь другим. Например, секретами из прошлого моих старых знакомых.

— Не знаю, не знаю, — она озадаченно нахмурилась. — Назовите хотя бы имена этих знакомых. Интересны ли они широкой публике?

— Детали преступлений Пожирателей Смерти? — лицо мисс Скитер изобразило скуку. — Разве вы не в курсе, что любая информация, попадающая в разряд «секретной», должна сначала сообщаться главному аврору. Ваши «детали» не пройдут цензуру, ни одна редакция их не пропустит в печать. Или вы полагаете, в магической прессе часто печатают правду? — она криво усмехнулась, блеснув золотым зубом.

— Нет, не то, — со вздохом перебила его мисс Скитер, — Том, как и многие другие, просто подчинялся порядку. Это скучно.

— Как именно? — Драко с опаской глянул на полупрозрачную блузку, плотно облегающую грудь мисс Скитер.

— Даже не знаю, думайте сами. Какие у вас ещё есть предложения, м-м? Уверена, что мои новости вам очень пригодятся, — она закусила нижнюю губу и кокетливо подмигнула.

— Мы могли бы пойти наверх и продолжить беседу в более интимной обстановке, если пожелаете. Там нас никто не потревожит в течение часа.

Рита подняла свои тонкие брови, одобрительно покачала головой, а затем прикрыла рот рукой и захихикала.

— Мистер Малфой, я вас обожаю! Давно мне не поступали такие неприличные предложения от столь молодых людей! — несколько секунд её выставленный напоказ бюст трясся от смеха, наконец она успокоилась и продолжила с материнской улыбкой: — Я совсем не то имела в виду. Совсем не то.

Весь вид Риты Скитер говорил о том, что ситуация её несказанно позабавила, а у Драко появилось мерзкое ощущение, будто его облили помоями.

— Учеба в Хогвартсе?

Драко нервно сглотнул.

— Именно такие детали и нужны широкой публике. Взять ту же юную мисс Уизли, которую вы так не любите. Не видели ли вы, чтобы она попадала в подобную ситуацию? Представляете, как эта информация обрадует мистера Поттера?

Мисс Скитер разочарованно вздохнула.

— Нет, ничего такого не было! Другие учителя не допустили бы подобного!

Рита выпрямила спину и снисходительно улыбнулась.

Драко расправил плечи, борясь с желанием смыть ухмылку с её лица своей порцией сливочного пива.

— Только это неофициально и совершенно секретно.

— Не беспокойтесь. Свои источники я не выдаю. Кстати, разве Гойлы не ваши друзья?

— Мисс Скитер, — холодно сказал Драко, — есть одна важная вещь, которую я навсегда усвоил от отца: у Малфоев нет ни друзей, ни врагов. У нас есть только интересы.

Она одобрительно хмыкнула, а затем достала из сумочки небольшой пергамент и протянула его Драко.

— Честное слово, — Драко взял пергамент и с довольным видом отхлебнул из кружки. Мисс Скитер рассмеялась, будто он сказал что-то забавное. Спрятав пергамент в карман мантии, Драко огляделся: время приближалось к полудню, и в паб стали приходить посетители. Встречи с ними не сулили ему приятных минут — только колючие взгляды, усмешки или даже угрозы.

— Сделайте щит. Не хочу, чтобы нас услышали.

— Мистер Малфой, вы разучились колдовать?

— Конечно, нет, — с раздражением ответил он, — просто мою палочку в любой момент могут проверить. Мне не нужны лишние дознания.

Рита наколдовала щит, и её Прытко Пишущее Перо забегало над блокнотом. Спустя несколько минут, когда Драко закончил свой рассказ, она встала, вежливо попрощалась и, грациозно покачивая гусиным пером на шляпке, вышла из паба.

На пыльном портрете на стене глаза мистера Улика Гампа, бывшего Министра магии, несколько раз нервно дернулись, повращались и снова замерли, но никому до этого не было дела: Том в это время обслуживал у стойки пожилого мага, а Драко, получив ключ от комнаты наверху, спешно поднимался по лестнице. Ему нужно было изучить информацию, полученную от Риты Скитер и успеть подготовиться к встрече с гораздо более юной, а потому менее требовательной и бесхитростной дамой.

Комната на втором этаже «Дырявого котла» не отличалась ни красотой, ни уютом. Хорошо, что старик Том нанял помощницу, которая добросовестно прибиралась, иначе Драко не смог бы преодолеть брезгливость. Вдоль одной стены стоял деревянный шкаф с заржавевшими дверными петлями в компании двух ссохшихся стульев, вдоль другой расположилась пародия на трюмо с треснувшим зеркалом, сбоку от которого висел натюрморт и доисторический портрет угрюмой старухи. Но апогеем комфорта, по мнению Драко, была стоящая по центру кровать — настолько скрипучая, что Мариэтта каждый раз накладывала заглушающее, прежде чем на неё присесть. Единственное, что вполне устраивало Драко — это крошечное окно, завешенное тяжёлыми шторами.

Они сидели на кровати. Мариэтта, в мантии на голое тело, пристроилась у изголовья; примятый, но почти полностью одетый Драко опустил босые ноги на пол и поёжился от холода.

Он покачал головой.

— Всё как обычно. Просто я устал.

— Нет, неправда. Драко, милый, поделись со мной. Расскажи, что случилось?

Он повернулся к ней и выдавил фальшивую улыбку.

— Я не собираюсь взваливать на тебя свои проблемы.

Услышав это, Мариэтта подскочила, села рядом и обняла его за плечи.

Драко вздохнул и покосился на сидящую рядом девушку. Глупа, но не бесполезна. Чужая глупость — большая сила, если её использовать с умом.

— Прости, сегодня я не в себе. Но очень рад тебя видеть, — грустно сказал он.

— Милый, — Мариэтта поцеловала его в щёчку и повернула к нему своё миловидное лицо. Карие глаза преданно смотрели на Драко из-под густой чёлки, скрывавшей главное несчастье Мариэтты — надпись «ЯБЕДА» из прыщей, оставшуюся на память от доброй Грейнджер. Сочувствие в глазах Мариэтты бесило его не меньше, чем снисходительная улыбка Риты Скитер.

Чёрт возьми, «ЯБЕДА»! Он чуть не забыл про свой главный козырь.

— Да, кстати, — Драко потянулся и достал из кармана висевшей на стуле мантии небольшую серебристую баночку, — вот, держи.

— Что это?

— То, что ты просила. Мазь, которая снимет заклятие.

— Я изучил несколько книг, прежде чем найти этот рецепт. Эффект почти мгновенный.

— Святой Мерлин! — раздался вопль за спиной. — Помогает! Только посмотри, Драко, помогает! Она исчезла!

Он обернулся и тут же угодил в объятия полуголой, прыгающей от радости Мариэтты. Ещё бы не помогало — эту мазь мама использовала ещё в своем детстве, когда ругалась с Беллатрисой и та посылала в неё безопасные, но мерзкие проклятия.

— Драко, я так тебе благодарна! Ты рад? Почему ты не рад?

Он высвободился из объятий и грустно вздохнул.

Она тут же перестала улыбаться.

— Я знаю, вашей семье сейчас нелегко, но всё-таки вы остались на свободе. Вы же не бедствуете?

— До голодных обмороков дело, конечно, не дошло, — сказал он, припоминая завтрак, состоявший из пяти блюд, — но своими средствами мы распоряжаться не можем.

— Очень жаль, — Мариэтта снова повернулась к зеркалу и добавила: — И какое счастье, что я наконец вернула себе лицо!

Драко хоть и разделял её радость, но не собирался сворачивать с важной темы.

— Мариэтта, — проникновенно начал он, — пойми, меня мучит не потеря богатства, а тот факт, что я не могу предложить такой порядочной девушке как ты стать моей женой.

Мариэтта громко охнула и села на кровать, её мантия распахнулась, обнажив приятные глазу формы.

— Что ты такое говоришь?

— Но как я могу тебе помочь?

Он присел на кровать, заботливо запахнул мантию Мариэтты и сказал:

— Через три дня специальная Комиссия Министерства по преступлениям второй магической войны будет пересматривать несколько дел. Я случайно узнал, что председателем Комиссии назначена миссис Эджком.

— Ничего особенного? — возмущённо воскликнул Драко. — Может и так, только одно из этих дел — наше. И для меня оно особенное.

— Что я могу для тебя сделать? — прошептала она, отчаянно моргая.

Мариэтта выдержала паузу, а затем задала вопрос, который поставил под сомнение её полную глупость:

— А как же другие члены комиссии? Мама одна ведь ничего не решает.

— Я узнавал, их всего трое, и самый опытный, мистер Брикс, бывший судья Визенгамота, будет на моей стороне. Пойми, речь не идёт о полном оправдании — это может вызвать ненужную шумиху, а небольшое послабление раскаявшимся участникам Битвы не привлечёт к себе внимания. Пусть с нашего сейфа в Гринготтсе снимут арест, вот и всё.

— Я бы хотела, чтобы вас полностью оправдали! — воскликнула Мариэтта.

Он одобрительно кивнул.

Мариэтта так судорожно закивала, что Драко испугался за её тонкую шею.

Мариэтта пожала плечами, загадочно улыбнулась и вытянула перед собой ладонь.

— Если на моём пальце будет шикарное обручальное кольцо, она не сможет отказать.

— Встретимся здесь завтра, в пять, — сказал Драко, кладя руки ей на плечи, — и, поверь, я тебя не разочарую. Сейф Малфоев под замком, но наши семейные украшения пока на месте. Твоё кольцо будет такое большое, что у всех глаза на лоб полезут от зависти.

Мариэтта просияла, распахнула мантию и набросилась на Драко с поцелуями. Настроение у него уже не было таким паршивым, как после встречи с Ритой, и он решил отпраздновать удачный поворот дела резвой, но непродолжительной игрой на скрипучей кровати.

Без дурацкой надписи на лбу Мариэтта выглядела вполне себе ничего, но голова Драко была занята другим: ему нужно было срочно сочинить и отправить мистеру Бриксу, члену специальной Комиссии Министерства, очень тонкое письмо, содержащее лишь намек на шантаж, но не сам шантаж. Когда они с Мариэттой расстались, Драко почти придумал, как использовать в письме имена и даты из пергамента Риты и как завуалировать условия, при которых мистер Брикс, почтенный маг, смог бы избежать публичного скандала из-за обвинения в изменах своей не менее почтенной супруге, причём с лицами разного пола. Дабы не называть своё имя и избежать прямых подозрений, Драко решил поиграть в благотворительность и потребовать у Брикса, чтобы после пересмотра дел всем сторонникам Волдеморта, оставшимся на свободе, позволили пользоваться своими сейфами в Гринготтсе. Он прекрасно знал, что таких магов почти не осталось, и надеялся, что Брикс не станет мелочиться. Он на его месте не стал бы. А если миссис Эджком поймет намёк на безграничную благодарность Малфоев и скажет своё веское слово, путь к свободе у него в кармане. Драко не сомневался, что репутацию семьи удастся восстановить, потому что верил: звон галлеонов гораздо громче дурной славы.

Хитрые сети были сплетены. Оставалось только ждать, но ожидание давалось Драко очень нелегко. Письмо мистеру Бриксу, составленное самым деликатным образом, было отправлено два дня назад. Дорогущее, хоть и аляповатое кольцо двоюродной бабки по отцовской линии было подарено Мариэтте днём раньше, с намеком на помолвку, но без конкретных обязательств. План был хорош, но время близилось к полудню. Мариэтта обещала прислать сову, как только мать сообщит ей о решении Комиссии, и по меркам Драко этот счастливый момент должен был наступить часа два назад. Он не хотел, чтобы это произошло в Мэноре, а потому с утра сидел в тёмном углу «Дырявого котла» и развлекался тем, что охлаждал и нагревал тыквенный сок в стакане. Уходя утром из дома, он позволил себе намекнуть отцу и матери на то, что вечером у них будет повод для праздника, и ему не терпелось увидеть изумленное и восхищенное лицо отца в момент, когда тот услышит чудесные новости. Однако чем дольше Драко сидел, с нетерпением поглядывая в окно, тем тревожней становилось у него на душе.

Из окна паба ему был виден лоток газетчика, продающего сегодняшний «Пророк», и потерявший терпение Драко успел отправить за газетой мальчишку, как вдруг его мучения были прерваны стуком клюва о стекло. Он приоткрыл окно, отвязал письмо от лапки почтового сычика, сунул в мешочек целый галлеон на удачу и развернул пергамент. Ещё не начав читать письмо, Драко удивился тому, какое оно длинное — чтобы соблюсти конспирацию, Мариэтта должна была написать всего два слова: «Всё хорошо».

«Дорогой Драко! — прочёл он. — Сначала я решила, что не стану писать тебе, но потом, осознав, как тяжело тебе будет пережить разлуку, передумала. Через пять минут я отбываю через портключ в Индию, где собираюсь учиться на целителя. Денег, вырученных с продажи твоего (точнее, моего) кольца, должно хватить, пока я не найду работу. Прости, что не могу передать привет от своей мамы — мы с ней год как не общались, а до этого лет десять как не ладили. Обещаю следить за новостями из Британии и надеюсь, что не вдребезги разбила тебе сердце, М. Э.»

Драко давно так не ругался — к счастью, слушателей поблизости не было. Истощив запас проклятий и неприличных слов женского рода, он жахнул по письму Инсендио и выхватил из рук подоспевшего мальчишки утренний «Пророк».

В тот момент, когда Драко решил, что ничего более ужасного в этот день уже произойти не может, над его головой вдруг раздался незнакомый голос:

— Мистер Малфой?

Драко поднял голову, пытаясь понять, что за амбал стоит перед ним, но незнакомец положил руку ему на плечо, улыбнулся и представился:

— Здравствуйте. Я от мистера Гойла, и у меня к вам есть разговор.

К счастью, старик Том не любил, когда в его пабе бьют посуду и ломают мебель.

Позволив Драко скрыться в камине, он незаметно и очень ловко для своих лет задержал громилу Импедиментой, а потом битый час угощал его огневиски, уверяя, что отныне путь таким, как Драко Малфой, в «Дырявый котёл» заказан. Когда пьяный друг Гойлов наконец отправился восвояси, Том вздохнул с облегчением и понёс заказ большой семье волшебников, расположившейся за центральным столом. По дороге его внимание снова привлёк портрет Улика Гампа: старик довольно улыбался, щурясь от солнечных лучей, и Том решил, что это добрый знак.

Спустя несколько минут портрет замер, издал еле слышный щелчок, и глаза бывшего Министра магии снова стали безжизненными.

Тейлор сидел на краю земли, сосал мятный леденец и болтал ногами.

Туман, серыми клочьями скользящий далеко внизу, изредка открывал его взгляду тёмную бездну с тускло мерцающими огоньками. Там, под ногами, неслышно и плавно вращался забавный, много веков назад вверенный ему для экспериментов объект. После тисков портретов из душного паба Тейлор смотрел вниз, отдыхая и телом, и душой. Очередная проверка, проведённая им для научной работы по низкоморальным и малоразумным магическим существам, была закончена — оставалось решить, что делать дальше, и, самое главное, составить грамотный отчет о командировке. Начальство любит, когда гипотезы и факты сходятся идеально, хотя прекрасно понимает, что это невозможно.

Тейлор наклонился к краю обрыва и задумчиво уставился в проплывающую внизу матовую синеву. Как там учил его шеф? Экспромты бывают весьма эффективными! Дождавшись, когда на земле в очередной раз замигают огоньки, Тейлор достал из кармана камень и палочку, плотно обмотал их мантией и сбросил вниз. Он понятия не имел, куда они приземлятся, но магия всегда находит магию. На этот раз Тейлор решил не оставлять инструкций — пусть сами разбираются, как применить эти предметы. Опыт ему подсказывал, что местные волшебники довольно быстро придумают, как с их помощью испортить себе жизнь.

Леденец оставил приятное послевкусие. Пора было улетать, но Тейлор медлил.

Океан проплыл и исчез в дымке. Нужно было прыгать. Экспромт так экспромт!

Тейлор встал, медленно досчитал до шести и, пружинисто оттолкнувшись от твердого края, устремился вниз к самому большому скоплению огоньков, которое сумел выхватить его зоркий глаз. После нескольких секунд щекотания во всем теле и неприятного свиста в ушах Тейлора всосало в магический портрет, который, переключив язык и определив дислокацию, послушно прострекотал: «Старый трактир, Первопрестольная».

“Ревизор” (фанфик)

Ревизор и чиновник по особым поручениям Александр Кассианович Хлыстомер- Задунайский, засунув два пальца правой руки за полу сюртука, с любопытством взирал из окна смрадной уездной гостиницы картину: идёт процессия, по типу похоронной- лица скорбные, головы опущены,- не хватает только гроба с усопшим и похоронного марша. Впереди выхаживает городничий. Настроение ревизора было изначально испорчено- ибо дали ему лучший номер, который и среди худших в Санкт-Петербурге ещё поискать нужно. Хлопнула входная дверь гостиницы и послышался скрип ступеней лестницы под шагами многих ног, поднимающихся на второй этаж. Дверь распахнулась и раболепно вошёл городничий. Следом за ним ввалились в номер прочие чины, а помещики Добчинский с Бобчинским по вечной своей торопливости застряли в дверях. И случился бы конфуз, если бы попечитель Земляника не пропихнул их животом. Антон Антонович. Ваше сиятельство, градоначальник этого уездного города, отставной майор Сквозник- Дмухановский, по вашему высочайшему повелению прибыл. Ревизор (потряс гривой породистого коня- производителя). Что же вы, милейший, довели городишко до запустения?Антон Антонович. Помилуйте, Ваша честь, наш городок хоть и маленький, но прогрессивный. Об этом даже заезжие немцы говорят. Ревизор (удивился). Это какие такие немцы?Городничий. Да хотя бы наш уездный лекарь- Христофор Иванович Гибнер. Он к нам из самой Европы приехал!Гибнер. Я-я, прогрессифф!- подтвердил лекарь.(На этом месте у ревизора был вырван козырь- ибо Россия к мнению просвещённой Европы прислушивается.)Сквозник- Дмухановский. И образование у нас на самом высоком уровне. Мне Лука Лукич, образованнейший человек нашего города, соврать не даст. Хлопов. Наши учителя преподают отрокам самые лучшие уроки в губернии. Выразительность их лиц потрясает всяческое воображение. А наглядность предмета глубоко врезается в память подрастающих поколений. Я не побоюсь этого предсказания- но каждый из учеников готов к поступлению в столичные университеты,- если родители отпустят. Ляпкин-Тяпкин ( не к месту). А церковь у нас сгорела. Да и мост рухнул. Но не беспокойтесь, ваше сиятельство, по данному поводу составлены полная отчётность и списание. И вся документация отправлена срочной корреспонденцией в столицу нашей Родины- град Святого Петра. Ревизор. Это в Рим, что ли?Тяпчин-Ляпкин. Никак нет- к нам! И почтмейстер подтвердит. Шпекин. Как можно-с- в Рим. Конечно же- с к нам-с. Самым срочнейшим-с путём- от и до. В самые вельможные ручки-с. Ревизор. Я у вас видел, что человек под забором валялся. Держиморда. Так это, наверное, пьяный. Земля у нас такая, что всяческую дурь из человека вытягивает. И вытрезвление наступает самым натуральным образом. Ревизор. А если не пьяный, а хворый?ЗемляникаДа как же, помилуйте. У нас уже редко кто умирает на улице- всех доставляем в больницу. Право слово- мне наш лекарь, Христиан Иванович, соврать не даст. Гибнер (с акцентом):Эка вы, Артемий Филиппович, палку перегнули- мол, всё в больнице умирают. Что же о нас, верных подданных, имперская власть подумает- что мы здесь людей мором морим и лекарств недодаём. Кто-то же и выздоравливает.

Присутствующие посмотрели на лекаря с большим удивлением, как на чудо, произошедшее с неизлечимым больным. До этого от него ни одного русского слова не слышали.

Прочли стихотворение или рассказ???

И ОБЯЗАТЕЛЬНО нажмите значок “Одноклассников” ниже!

Гоголь Николай «Ревизор»

Страница

из
3

Кровь Ревизора

Пэйринг и персонажи:

В Губернию Уездного Города “N” вновь приезжает Ревизор. В очередной раз Городничему придется укрывать Тайну. Он что-то скрывает, и похоже, является далеко не тем, кем кажется.

Фанфик по Ревизору

« Безусловно, она меня поймала. Ведь знала же с самого начала, чем это все закончится.» – вздохнул Антон Антонович едва сдерживая гримасу отчаяния.
В конце концов, она его поймала. Теперь он с полна ответит за все свои грешки. Вельмира безусловно понимала, что с ним делать и как нужно преподать урок на всю его оставшуюся жизнь.

Слуга

Слуга, таков, как обыкновенно бывают слуги. Говорит серьезно, смотрит несколько вниз, голос его всегда почти ровен, в разговоре с хозяином принимает суровое, отрывистое и несколько даже грубое выражение. Приглуповатый, красивый и худенький господин, которому он прислуживает, вовсе не такой уверенный и страшный, когда женственно изгибается и стонет под своим же слугой.

Ревизор 2

Если бы вам сказали, что вы встретите своего будущего соседа в автобусе, что бы вы ответили? Или что ваш брат хочет от вас избавиться, что бы вы сделали? Что бы вы подумали, если бы вам понравился Пётр Гринёв? (с учётом того, что вы парень)

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.

Про урокцифры:  ЕСЛИ ТЫ СО МНОЙ ТО Я С ТОБОЙ НАЙДЕНО 64 ПЕСНИ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *